Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Парадная

Предисловие

Уважаемые друзья и гости блога!
Я начал вести эти заметки по возвращении из Москвы, где четыре года руководил работой местного движения прогрессивного (реформистского) иудаизма. Первоначально они предназначались для моих московских прихожан и учеников, с которыми мы привыкли регулярно встречаться для обсуждения недельных глав Торы, библейских и талмудических текстов и прочее. Со временем в журнале стало появляться все больше текстов, посвященных актуальным вопросам взаимоотношений религии и современного мира и к нему стали обращаться люди, не знакомые лично со мной и с реформистским иудаизмом в целом. Поэтому возникла необходимость сказать несколько предварительных слов о себе и о движении, к которому я принадлежу.
Я - раввин реформистского направления в иудаизме, первый русскоязычный раввин, посвященный в это звание Хибру Юнион колледжем в Израиле в 2001 году. Реформистский иудаизм - либеральное течение в иудаизме, возникшее в Европе в начале XIX века. Сегодня это самое массовое направление в иудаизме США - свыше 900 синагог, полторы тысячи действующих раввинов. В Израиле, ввиду ортодоксальной монополии на религиозные услуги оказываемые населению, реформистский иудаизм занимает более скромное положение, но и здесь, согласно переписи населения 2009 года, сорок тысяч человек декларировали себя приверженцами реформизма. В странах СНГ (Россия, Украина, Беларусь) действуют сегодня десятки реформистских общин, работают шесть реформистских раввинов. Важно подчеркнуть, реформистский иудаизм - это прежде всего иудаизм. Это не другая религия (как пытаются представить некоторые ультраортодоксы), мы - часть еврейского народа.
Позвольте мне процитировать прекрасные слова, сказанные ЖЖ-автором kosta_shah о реформистском иудаизме. В них, на мой взгляд, содержится вся суть: реформистский иудаизм - это единственная надежда на возможность вытащить нашу религию из мракобесного, регрессивного, антигуманного состояния, и придать ей человеческое лицо. Реформисты сохраняют то, что нам всем дорого в религии - духовность, мораль, гуманизм, и избавляются от устаревших и исковерканных веками, глупых, не имеющих никакого логичного объяснения, догм, превращающих людей в тупых и злых рабов своих "духовных" лидеров.
Более подробную информацию об истории и принципах реформистского иудаизма можно найти на следующих страницах:
1. Вопросы и ответы о прогрессивном иудаизме
2. Электронная еврейская энциклопедия
3. Энциклопедия Брокгауза и Эфрона
4. Моя статья по истории реформизма в России XIX века
5. Гиюр в рамках реформистского движения в Израиле
6. Мое интервью сайту "Детали"
7. Московская реформистская община "Ледор вадор"
8. Статья о реформистском иудаизме на сайте LoveIsrael
9. Интервью раввина Меира Азари о реформистском гиюре
10. Реформистская бар/бат-мицва в Израиле

Остальное читайте в самом журнале. Всегда готов ответить на возникающие при чтении вопросы
Парадная

Ой, Джанкой

Навеяно последними событиями в Крыму...

Евреи жили в Крыму, по крайней мере, начиная с I века до н.э. - при Боспорском и Понтийском царствах.
Затем, при татарских ханах, там сформировалась особая тюркоязычная этническая группа евреев - крымчаки. После того как в конце XVIII века Крым вошел в состав царской России, там появились первые сельскохозяйственные колонии евреев-ашкеназов. Наконец, при советской власти в 20-е годы XX века в северной-западной части полуострова, между Евпаторией и Джанкоем, при поддержке Агро-Джойнта стали формироваться еврейские колхозы. Выдвигались даже идеи создания на их базе еврейской автономной республики или хотя бы округа. В 1932 г. в Крыму существовало 86 (!) еврейских сельскохозяйственных поселков, в том числе коммуна Войо нова (Новый путь), основанная переселенцами под руководством Элкинда, вернувшимися в СССР из Палестины. Затем деятельность Джойнта запретили. Советские власти нашли для расселения евреев более перспективное место на китайской границе. Но еврейские колхозы в Крыму продолжали свою работу вплоть до вторжения нацистов.
Двоюродный брат моей бабушки Михаил Борисович Шапиро с 1938 года исполнял обязанности председателя исполкома Фрайдорфского района - одного из двух еврейских национальных районов в Крыму. Участвовал в высадке евпаторийского десанта, после его разгрома скрывался, был выдан предателем, схвачен и расстрелян немцами в феврале 1942 года. Ему было 40 лет. Всего зимой 41-42 гг. в районе Джанкоя было убито около 7 тысяч евреев, в основном жителей близлежащих еврейских колхозов. Когда в 1944 г. эти районы были освобождены советской армией, евреев там практически не осталось. Вскоре после этого Фрайдорфский район был переименован в Новоселовский, а Лариндорфский - в Первомайский. На этом история еврейских колхозов в Крыму закончилась, но осталась память. И осталась песня.
Где-то там, в далекие 20-е годы появилась песня на идиш "Эй, Джанкоя". Мелодию, говорят, заимствовали у крымских татар. Вот здесь можно послушать песню в исполнении на иврите. В оригинале на идише поется о том, что недалеко от Симферополя и Севастополя находится наш замечательный поселок. Враги говорят, что евреи - не рабочий народ, но посмотрите, что у нас: у моего брата Абраши трактор гудит как паровоз, тетя Лея - на косилке, а Бейла - на молотилке. Эх, Джанкой!

Еврейская история Крыма не завершена. И сегодня там проживает несколько тысяч евреев. В Симферополе, Евпатории и Керчи действуют реформистские синагоги. Ворота одной из них (в Симферополе) вчера были расписаны свастикой и антисемитскими лозунгами. Хочется пожелать крымским евреям и всем жителям полуострова мира и согласия! Да минуют вас все беды и опасности!
* Кстати, Джанкой в переводе с крымскотатарского означает "душа-деревня". Эх, Джанкой...
Парадная

Жизнь моя кинематограф - антология одной песни

Вчера, пока народ Израиля был занят выборами, случился небольшой юбилей - день рожденья замечательного русского поэта еврейского происхождения Юрия Левитанского. Дата правда не круглая - 91 год, но все же вспомнилось. Мы с Левитанским кроме прочего еще можно сказать земляки. Он вырос и заканчивал школу в Донецке, правда тогда он назывался Сталино. Левитанский - поэт философский, не для всех. И все же некоторые его стихи, положенные на музыку лучшими бардами 70-х (Берковским, Никитиным и другими), ушли в народ - Каждый выбирает для себя, Диалог у новогодней елки и другие.
А мне вспомнилась "Жизнь моя кинематограф". Ближе всех к оригиналу ее исполнял Виктор Берковский



У Людмилы Гурченко песня превратилась в исповедь о ее собственной жизни и судьбе



А у Андрея Миронова - в гимн любви к кинематографу. Этот клип с кадрами из любимых фильмов не могу смотреть без слез



Год назад в честь 90-летия в московском ЦДЛ прошел вечер памяти поэта. Часть его можно увидеть здесь.



В зале в основном пожилые люди. Ни Берковского, ни Миронова, ни Гурченко уже нет в живых. Куда все уходит и что остается?
Полный текст стихотворения Левитанского можно прочесть здесь - http://rupoem.ru/levitanskij/ehto-gorod-esche.aspx

У нас была великая эпоха

Через неделю исполнится ровно двадцать лет со дня моего прибытия на Землю Обетованную. Большая алия девяностых.
И совсем недавно ушли из жизни два человека, несомненно являвшихся знаковыми фигурами этой алии.
Если кто-то сомневался ехать или не ехать, то приезд в Израиль Михаила Козакова, впрочем как и Максима Леонидова, Валентина Никулина, Леонида Каневского и некоторых других, но все же в первую очередь, Козакова - одного из самых знаменитых и успешных в СССР актеров и режиссеров, склонил чаши весов в сторону ехать. Если даже он!!! Многим было приятно осознавать, что в отличие скажем от репатриантов из Северной Африки, чья элита направилась прямиком во Францию, мы приехали сюда вместе со своими звездами. Потом, снявшись в рекламных роликах партии Труда, Козаков сыграл ключевую роль в том, что в 1992 году репатрианты проголосовали за Рабина. Потом он уехал, как и Никулин, и Леонидов. Дольше всех продержался Каневский, но и он в последние годы значительно больше времени проводит в Москве, чем в Израиле. Козакову было здесь тесно, да и поздно начинать новую карьеру на новом языке. Но он совершил эту попытку, этот поступок. Он был здесь вместе с нами в самые трудные дни начала 90-х. Спасибо вам, Михаил Михайлович за это, как и за многое другое!
В канун Песаха ушла из жизни эссеист и публицист Майя Каганская. Она не была репатриантом последней волны. Она приехала в Израиль в 70-е. И насколько я помню, никогда не была штатным сотрудником "Вестей". Она была вольным художником, но ее статей ждали, как откровения. Сегодня от "Вестей" остались лишь воспоминания. Но в начале 90-х они прочитывались от корки до корки. Статьи Каганской, рано ушедших Генделева и Гольдштейна, ныне здравствующих Рафаила Нудельмана, супругов Воронель, Михаила Хейфеца, Анны Исаковой и других (пусть все они будут здоровы) давали русскому интеллигенту, занятому уборкой подъездов или мытьем чужой посуды, ощущение дома. По принципу "отечество нам царское село". Их статьи определили позиции русскоязычной общины, в том числе политические, на долгие годы вперед.
Двадцать лет пролетели как день. Сегодня все в интернете. И газет-то никто не читает, разве что "Исраэль ха-йом", что бесплатно раздают на автостанциях. Кумиры другие у молодого поколения репатриантов. И создается впечатление, что со всеми этими масштабными празднованиями юбилея, устроенными уже никому не нужным министерством абсорбции, и с уходом выдающихся людей алии 90-х, переворачивается страница, и все это, оставаясь нашей жизнью, в то же время становится частью истории.