May 28th, 2014

Парадная

Ответы на вопросы 5

Александр П. спрашивает:
Уважаемый рабби Григорий Котляр
Для меня совершенно непонятно и абсолютно неприемлемо, почему вера была возможной после разрушения Первого и Второго храма и после изгнания евреев из Эрец-Исраэль персами и римлянами, после резни евреев Богданом Хмельницким, гайдамаками, после крестовых походов, то есть событий не менее трагических, чем Катастрофа, но теперь, после Катастрофы, вдруг встал вопрос о вере в Ашема. Ведь все эти вышеперечисленные мной события являются звеньями одно и той же цепи событий, взаимоотношений еврейского народа и Ашема. И тот факт, что именно после Катастрофы вдруг поднимается вопрос о вере в Ашема, говорит лишь о том, что разлагающее влияние атеизма глубоко проникло в среду рабаним, в серду евреев, о чем ранее, в прошедшие столетия и тысячелетия, нельзя было даже помыслить. То есть, вера в Ашема поколебалась не в результате Катастрофы, а еще до нее. Я не берусь утверждать, что сама Катастрофа и ее масштабы вызваны именно этим разлагающим влиянием на евреев атеизма, но совершенно не исключаю этого, хотя считаю, что Катастрофа не выделяется и стоит в одном ряду со всеми трагедиями нашего народа прошедших тысячелетий. И Катастрофа, и все предыдущие и последующие трагедии еврейского народа предсказаны в самых первых главах Торы и уже хотя бы поэтому их нельзя считать чем-то из ряда вон выходящим.

Collapse )
Еще один вопрос и еще один ответ на сайте Jews.by