April 28th, 2011

У нас была великая эпоха

Через неделю исполнится ровно двадцать лет со дня моего прибытия на Землю Обетованную. Большая алия девяностых.
И совсем недавно ушли из жизни два человека, несомненно являвшихся знаковыми фигурами этой алии.
Если кто-то сомневался ехать или не ехать, то приезд в Израиль Михаила Козакова, впрочем как и Максима Леонидова, Валентина Никулина, Леонида Каневского и некоторых других, но все же в первую очередь, Козакова - одного из самых знаменитых и успешных в СССР актеров и режиссеров, склонил чаши весов в сторону ехать. Если даже он!!! Многим было приятно осознавать, что в отличие скажем от репатриантов из Северной Африки, чья элита направилась прямиком во Францию, мы приехали сюда вместе со своими звездами. Потом, снявшись в рекламных роликах партии Труда, Козаков сыграл ключевую роль в том, что в 1992 году репатрианты проголосовали за Рабина. Потом он уехал, как и Никулин, и Леонидов. Дольше всех продержался Каневский, но и он в последние годы значительно больше времени проводит в Москве, чем в Израиле. Козакову было здесь тесно, да и поздно начинать новую карьеру на новом языке. Но он совершил эту попытку, этот поступок. Он был здесь вместе с нами в самые трудные дни начала 90-х. Спасибо вам, Михаил Михайлович за это, как и за многое другое!
В канун Песаха ушла из жизни эссеист и публицист Майя Каганская. Она не была репатриантом последней волны. Она приехала в Израиль в 70-е. И насколько я помню, никогда не была штатным сотрудником "Вестей". Она была вольным художником, но ее статей ждали, как откровения. Сегодня от "Вестей" остались лишь воспоминания. Но в начале 90-х они прочитывались от корки до корки. Статьи Каганской, рано ушедших Генделева и Гольдштейна, ныне здравствующих Рафаила Нудельмана, супругов Воронель, Михаила Хейфеца, Анны Исаковой и других (пусть все они будут здоровы) давали русскому интеллигенту, занятому уборкой подъездов или мытьем чужой посуды, ощущение дома. По принципу "отечество нам царское село". Их статьи определили позиции русскоязычной общины, в том числе политические, на долгие годы вперед.
Двадцать лет пролетели как день. Сегодня все в интернете. И газет-то никто не читает, разве что "Исраэль ха-йом", что бесплатно раздают на автостанциях. Кумиры другие у молодого поколения репатриантов. И создается впечатление, что со всеми этими масштабными празднованиями юбилея, устроенными уже никому не нужным министерством абсорбции, и с уходом выдающихся людей алии 90-х, переворачивается страница, и все это, оставаясь нашей жизнью, в то же время становится частью истории.