July 1st, 2010

Илья-пророк

Когда глава Пинхас читается в период после 17 Таммуза по еврейскому календарю, афтарой (дополнительным чтением из пророков) служит отрывок из книги Царей, повествующий о деяниях возможно самого знаменитого фанатика в еврейской традиции, пророка Ильи (Элияху). Расцвет его деятельности пришелся на период правления слабохарактерного царя Ахава, чья жена финикиянка Изевель насаждала в Израиле культы Баала и Астарты. Илья побудил царя собрать пророков Баала на горе Кармель и устроил испытание, в результате которого сотни лжепророков были посрамлены и убиты. Казалось, Бог должен однозначно одобрить героизм Ильи. Но это далеко не так. В нашей афтаре мы читаем о том, как спасаясь от гнева Изевели Илья бежит в пустыню, и тут ему является Всевышний. Вначале поднимается сильный ветер, затем пророк слышит гром, видит огонь. Но не в них является ему Господь, а в "звуке тонкой тишины". По мнению многих комментаторов, это пророческое откровение - упрек Илье, полагающему, что Бог ждет от него исключительно ревности и фанатизма, то есть бурь, грома и молнии. Илья узнает, что его путь, путь религиозного фанатика, не всегда приемлем. Есть и другие пути, которые позволяют народу жить (а не умирать), в то же время сохраняя связь со своими национальными корнями и традициями.