January 20th, 2010

О значимости календаря и обязанности помнить


Самый популярный комментатор Торы РАШИ утверждал, что Тора должна была бы начинаться не с рассказа о Сотворении мира, а с нашей недельной главы Бо. А именно со следующего стиха: «Месяц этот для вас – начало месяцев», с первой заповеди, полученной не человечеством в целом, не одним из патриархов, а всем еврейским народом. РАШИ противопоставляет две первые книги Торы. В книге Брейшит и первых двух главах книги Шемот преобладает Агада, центром повествования является преистория человечества и история жизни патриархов еврейского народа. Наша недельная глава являет собой новое начало. Рождение галахи – еврейского законодательства. Закон, несомненно, является центром иудаизма. Иудаизм – религия заповедей. Это одно из принципиальных отличий иудаизма от христианства.
Тем не менее, мы могли бы ожидать, что изложение заповедей начнется с описания символов веры в Единого Бога, тех самых, с которых начинаются Десять заповедей. Но эти заповеди следуют чуть позже. А предшествует им, как и всем остальным заповедям, заповедь календаря. И это несколько удивляет, ведь на первый взгляд заповедь устройства календаря накладывает на нас простую, чисто "математическую" обязанность. Но в действительности она вводит нас в сложнейшую сферу борьбы человека со временем и созидания в этой борьбе личности - индивидуальной и национальной.
Наша жизнь отличается неповторимостью всего происходящего с нами. Часы со стрелками, движущимися по кругу, символизируют природу, с ее процессами, которые циклически повторяются. Круг - это символ природного времени. Но время человеческое и историческое невозможно описать окружностью. Оно представляет собой прямую линию, отрезок, - может быть, спираль. Но, в отличие от природного времени, наше время не возвращается к началу. События нашей жизни, от рождения до старости, одноразовы, и потому подвержены забвению. Способность забывать - быть может, самое характерное свойство человека в этом мире. В этой способности забывать содержится как благословение, так и проклятие. Мы переживаем бурные события, испытываем сильные потрясения - но очень многим из них суждено быть забытыми: юношеская удаль, первая любовь заносятся песком времени. И если мы, вопреки естеству, хотим помнить - то это не дается нам само собой, память необходимо созидать и поддерживать. Помнить - это большое интеллектуальное усилие, если речь идет о человеке, и национальное усилие, если речь идет о народе.
Но дело не огранивается лишь тем, помним мы или забываем о тех или иных событиях прошлого. Проблема намного сложнее. Память и в самом деле необходима нам для сохранения важнейших событий прошлого, но не только для этого: она необходима нам, прежде всего, для того, чтобы сохранять свою личность. Представьте себе человека, который утратил память, и вы сразу поймете, что без осознания прошлого существование личности невозможно. Это верно как в отношении отдельного человека, так и в отношении целого народа. Даже отдельной личности память не дается легко, но в отношении народа она вообще не создается сама, и ее необходимо созидать заново в каждом поколении. Переживания родителей не передаются автоматически сыновьям; и именно национальное забвение, а не память, является естественным процессом. Война против забвения, построение самоидентификации - основная цель национального воспитания. Исход из Египта как переживание независимости, освобождения народа является одним из тех одноразовых событий, которые невозможно повторить. Как всякому переживанию, и ему грозит опасность забвения и смерти. И поэтому Тора после заповеди календаря - заповеди подчинить себе время - связывает именно с Исходом свои первые повеления и символы. В центре их - заповедь помнить: "Помни этот день, в который вы вышли из Египта, из дома рабства". Добиться выполнения этой заповеди мы сможем только с помощью воспитания: "И расскажи сыну своему в тот день так: ради этого сделал Всевышний мне, когда я выходил из Египта". Традиция учит нас тому, что память соxраняется только тогда, когда запоминанию сопyтствyет новое переживание, по сути - как бы театрализованное представление события. Только если мы постараемся заново пережить это событие, участвуя, например, в Пасхальном Седере, - только тогда может быть успешным воспитательное действие. Еврейский календарь выводит нас на театральную сцену, на которой мы, воссоздавая прошлое и осознавая его, созидаем свое коллективное и индивидуальное самосознание. И от эффективности этой реконструкции прошлого и осознания его зависит наше будущее и вся наша дальнейшая судьба.