January 14th, 2010

Есть ли у фараона свобода выбора

В недельной главе Ваэра читаем слова Всевышнего: «Я же ожесточу сердце фараона и умножу знамения мои и чудеса мои в стране египетской». И сказаны они Моисею еще до того, как началась его борьба с фараоном, еще до того, как Египет был поражен десятью казнями. Но Богу все уже известно наперед. И дальше, в описании казней египетских, мы читаем: «И ожесточил Бог сердце фараона, и не послушал он их, как Бог предсказал Моисею».
Слова эти, еще со времен Талмуда, вызывали вопросы у внимательных читателей Библии. Ведь они подвергают сомнению один из центральных принципов иудаизма, особенно близкий нам, современным людям, – принцип свободы выбора. Этот стих противоречит также другому важнейшему правилу иудаизма, гласящему, что врата раскаяния всегда открыты для каждого. Принцип свободы выбора сформулировал наиболее точно Маймонид в галахическом кодексе «Мишне Тора». Небольшая цитата: «Нет никого, кто бы навязывал человеку путь, которым идти, он сам выбирает себе путь… Это великое правило, одна из основ Торы… Право выбора в ваших руках, и как захочет человек, так и поступает – плохо или хорошо».
Но если так, то совершенно справедлив вопрос, который задает Нахманид в своем комментарии к нашей недельной главе. Он спрашивает: «Если Всевышний ожесточил сердце фараона, то в чем же состоит его преступление?» Как может статься, что Всевышний лишает фараона возможности раскаяться, лишает его возможности выбора? Маймонид объясняет, что свобода выбора находится в руках человека, но только лишь в начале пути обе возможности – добро и зло – предоставлены ему в равной мере. Если же он сделал свой первый выбор и пошел по тому или иному пути, ему уже гораздо сложнее будет уйти из проторенной колеи и сделать другой выбор. Если человек, скажем, выбрал путь зла и преступления, то чем дальше он идет по этому пути, тем сложнее ему выйти на пути добра. Он все еще обладает свободой выбора, но эта свобода уже ограничена, и прежде всего им самим. На что это похоже? На человека с наркотической или алкогольной зависимостью, или просто на курящего человека. Вначале он обладал полным выбором – курить или не курить. Но после того, как он сделал свой первый выбор и начал курить, его свобода выбора весьма и весьма ограничена. Гораздо сложнее бросить курить, чем вовсе не начинать это гиблое дело. Возвращаясь к фараону, не Господь Бог ограничил выбор фараона или закрыл ему путь к раскаянию. Нет, сам фараон, встав на путь зла, и продолжая идти по нему, поставил неодолимую преграду на собственном обратном пути к раскаянию, к добру, к Богу.
Возвращаясь к недельной главе можно сказать, что не Господь заставил фараона вступить на путь зла, выбор был сделан самим фараоном, но после нескольких шагов фараону полюбился выбранный путь, и в этом заключена вся природа человеческая: чем больше грехов мы совершаем, тем больше они застилают нам глаза и закрывают путь к раскаянию. И все же свобода выбора в наших руках!