January 6th, 2010

Куда подевались старейшины?

На этой неделе мы вновь начинаем чтение второй книги Торы - книги Шмот, посвященной Исходу из Египта. Бог является Моисею в огненном кусте и возлагает на него миссию отправиться к фараону и потребовать от него отпустить еврейский народ: «Ступай, собери старейшин Израиля и скажи им: Господь, Бог отцов ваших открылся мне, Бог Авраама, Ицхака и Якова, говоря: взглянул я на вас и на то, что делается в Египте». Бог требует, чтобы Моисей отправился к фараону со старейшинами. 
А что происходит в действительности? Читаем далее: «И пошел Моисей с Аароном, и собрали они старейшин сынов Израиля, и пересказал Аарон все, что сказал Бог, обращаясь к Моисею, и сотворил знамение на глазах у народа. И поверил народ, и понял, что вспомнил Бог о сынах Израиля, и увидел их страдания, - и поклонились они, и пали ниц». Вроде бы все идет по плану. Но затем оказывается, что Моисей и Аарон стоят перед фараоном одни. А куда же делись старейшины? Мы ничего не слышим ни о них, ни об их речах, ни о самом факте их появления перед фараоном.
Возникает вопрос: куда жен они подевались? Как обычно, комментаторы разделились на два лагеря. 
Одни (например, Рамбан) полагают, что Торе свойственно выражаться кратко и не было повода упоминать о старейшинах, ведь они просто молчали.  Другие считают, что старейшины просто сбежали. Вот что говорит мидраш Шмот Раба: «Куда подевались старейшины, что их не упоминают с ними (с Моисеем и Аароном), хотя сказал ему Святой, благословен Он: пойдешь ты и старейшины Израиля»? Сказали мудрецы наши: старейшины пошли с ними, но попрятались по пути, и отставали – один за другим, пара за парой, и разбрелись. А когда те приблизились к дворцу фараона, то никого из них не осталось, как и написано: «А потом пошли Моисей и Аарон». А где старейшины? – Разбежались». Раши делает аналогичный вывод: «Старейшины один за другим отставали от Моисея и Аарона, пока не отстали все, не успев дойти до дворца, ибо боялись они идти».
Живо представляю себе эту картину: все с радостью приняли весть о свободе и преисполнились воодушевления. Моисею и Аарону доверяют безоговорочно и единогласно решают идти к фараону, и просить его, и во всем следовать за Моисеем и Аароном.
Назавтра все отправляются во дворец, но по пути их начинают одолевать сомнения: примет ли фараон, много ли шансов на успех, принесет ли пользу этот поход, стоит ли игра свеч? Да и вообще, немалый риск – являться к фараону с подобными просьбами. И некоторые начинают потихонечку отставать. Неосознанно, не сговариваясь между собой, а стесняясь, действуя украдкой. Чем дальше продвигается делегация, чем короче становится путь до дворца, чем чаще встречаются им по пути царские сановники и стражи, чем ближе становится мгновение, когда они предстанут перед лицом грозного фараона, - тем меньше становится число участников делегации. И вот, Моисей и Аарон, одни – одинешеньки, стоят перед лицом самодержца Египта. Только одни, двое старцев, без охраны, без поддержки, поскольку не осталось с ними ни одного из вождей того бедного и угнетенного народа, ради которого они отправились к фараону. Но действительно ли они так одиноки и слабы, как кажется нам на первый взгляд? Как говаривал герой фильма «Брат»: «Сила у того, у кого правда». А еврейская пословица гласит: «Тот, с кем правда – в большинстве, даже если он один». Тора учит нас, что даже сопротивление одиночек может повлиять на ход истории, поэтому не отчаивайтесь, оказавшись в меньшинстве, если вы убеждены, что правда за вами.