April 30th, 2009

В этом мире, безвыходно материальном...


Первая из двух недельных глав, читаемых на этой неделе, начинается со следующих слов: «И говорил Бог, обращаясь к Моисею после смерти двух сыновей Аарона, когда они предстали перед Богом и умерли». Современный комментатор Торы Пинхас Пели в своей книге «Тора сегодня» на основании различных мидрашей приводит бесконечное число возможных причин гибели сынов Аарона Надава и Авиху: во-первых, возможно, они вошли в ту часть Святая святых, вход в которую был для них воспрещен. Во-вторых, они не надели священнических одежд. В-третьих, они вошли в Скинию Завета пьяными. В четвертых, они отказывались жениться и иметь детей. Более того, они причиняли боль девушкам, надеявшимся выйти за них замуж. В пятых, они раньше времени собирались занять место своего отца Аарона. В шестых… Но закончим на этом, не будем уподобляться комментаторам, занимающимся поисками грехов в чужом глазу.
В то же время хасидская традиция объясняет, что сыновья Аарона на самом деле не согрешили. Они виновны лишь в том, что не сумели совладать со своей устремленностью к Богу. Их души так стремились к Всевышнему, что просто не могли больше оставаться в теле. То есть, они приблизились к Богу настолько, что умерли. Но, на самом деле, еврейская традиция как раз и считает такое чрезмерное приближение к Богу грехом. Потому что хотя праведный еврей и не должен слишком задумываться о материальной стороне жизни, но в тот момент, когда в своей устремленности к Богу он достигнет окончательного надрыва души, он обязан остановиться и вернуться к своим будничным делам: к работе, к детям, к семье, чтобы душа его осталась в теле. Именно поэтому каждый из изучающих Тору обязательно должен жениться, создать семью, чтобы было нечто, что удерживает его в пределах нашего материального мира.
Надав и Авиху не смогли вернуться. Согласно хасидской традиции, в этом их грех и причина их смерти. Для них влечение души, о которой говорится в традиционном субботнем гимне Ядид нефеш (друг души моей), было важнее выполнения своей задачи в этом мире. Выйдя за грань этого мира, они вышли и за грань самой жизни. Что же они сделали не так? Они не поняли, что в отличие от христианского монаха еврей приближается к Богу, участвуя в мирской жизни, а не уходя из нее.
У каждого из нас бывают моменты, когда нам удается вырваться из повседневной рутины материальных забот и подняться над суетой этого мира. Но именно в эти моменты мы обязаны помнить о том, что нам предстоит вернуться к повседневной жизни, и наша задача привнести в эту жизнь хотя бы малую долю священного трепета, изведанного нами в момент откровения. Религиозное переживание должно приводить в движение нашу жизнь в этом материальном мире. Именно для этого Бог дает нам свои заповеди, чтобы мы могли исполнять их и не уходить от жизни, а продолжать жить и действовать в этом мире.