November 19th, 2008

У могилы Авраама


Годы спустя после того, как Агарь и ее сын были изгнаны в Паранскую пустыню, и Ишмаэль поселился там, и стал «стрелком из лука», умирает Авраам, и приходят хоронить его «Ицхак и Ишмаэль, сыновья его». Ишмаэль вновь становится частью семьи Авраама. Тора не рассказывает нам о том, что происходило с Ишмаэлем в годы, между изгнанием в пустыню и возвращением к умирающему отцу. Но Агада заполняет недосказанные Торой пробелы.
Мидраш «Пиркей де-раби Элиезер», авторство которого традиция приписывает раби Элиезеру, жившему в первом веке новой эры, но который, по-видимому, был написан в седьмом веке, уже после мусульманской экспансии, рассказывает, что Авраам, без ведома своей жены Сары, дважды ходил проведывать своего сына Ишмаэля в пустыне. Согласно мидрашу, Авраам благословляет Ишмаэля, более того, при помощи тонких намеков помогает сыну разобраться, какая из его жен более его достойна, и самая пикантная подробность: мидраш дает женам Ишмаэля имена из исламской традиции – одну из жен зовут Айша (так звали младшую и любимую из жен пророка Магомета), а вторую зовут Фатмэ (так звали дочь Магомета).
Но самое главное, что мидраш утверждает, что та самая Ктура, на которой женился Авраам на склоне лет, - не кто иная, как Агарь, вернувшаяся к Аврааму после смерти Сары. Более того, не кто иной как Ицхак после смерти матери по своей собственной инициативе отправляется к мачехе, дабы вернуть ее к отцу и исправить причиненное ей зло.
Одинакового в людях гораздо больше, чем отличного. Тело у всех состоит из одинаковых органов. Мы одинаково появляемся на свет, одинаково занимаемся любовью, одинаково испытываем голод и боль. Мы все более-менее одинаково недолго живем на этом свете. Наша недельная глава называется Хаей Сара, что в переводе означает «жизнь Сары», но на самом деле она повествует о ее смерти. Это «равенство в смерти», быть может, и есть самое главное, что должно нас роднить и примирять: ведь жизнь и без того коротка, чтобы еще укорачивать ее друг другу.
Однако люди устроены так, что самое большое значение они придают не одинаковому, а разному. Мы активно стараемся утвердить одну сторону нашей сущности, нашу неповторимость, попирая при этом другую сторону – нашу общность. Мы существа одинаково разные, мы одновременно и одинаковые, и разные. Но важнее для нас то, что мы разные – мужчины и женщины, молодые и старые, богатые и бедные, умные и глупые, евреи и неевреи. Эти разделения единого рода человеческого и образуют основу всех конфликтных сюжетов, разыгрываемых на жизненной сцене. Сюда же относятся и конфликты на основе национальных различий.
Национальные различия в последнее время все настойчивее объединяют нас с одними и разделяют с другими. В этом в принципе нет ничего плохого, каждый народ может и должен сохранять свою самобытность, но до определенной черты, пока это не угрожает другим народам. Вообще, в целом для человеческих отношений в любой области и на любом уровне огромное значение имеет проблема черты. Во всем есть черта, переступишь ее – и добро оборачивается злом, а человечность – бесчеловечностью. Вся сложность в том, что Господь не встроил нам в мозг такой механизм, который бы срабатывал автоматически каждый раз, когда мы собираемся эту черту переступить. Наоборот, Господь наделил нас свободой выбора. Но в качестве жизненного руководства Он дал нам Тору. Тора, и вслед за ней вся еврейская традиция предупреждает нас, что объединяясь или разделяясь по тем или иным отличительным признакам, мы должны помнить о том, что нельзя переступать черту человечности. Именно поэтому братья Ицхак и Ишмаэль, несмотря на все различия между ними, встречаются вновь у могилы отца своего Авраама.